Юридическое заключение по ситуации с выборами в Севастополе

Известный адвокат Александр Молохов, по просьбе нынешней главы ЦИК РФ Эллы Памфиловой принимавший участие в работе по правовой интеграции Крыма и Севастополя в правовое поле РФ, составил экспертное юридическое заключение по ситуации с выборами депутатов второго созыва в Законодательное Собрание Севастополя.

Как рассказал Молохов проекту «Выбор 2019», проходящая подготовка к выборам депутатов Севастопольского Законодательного Собрания свидетельствуют о том, что смыслом избирательного законодательства и деятельности избирательных комиссий на этих выборах является, вопреки Конституции, ограничение реализации конституционных прав избираться и быть избранным, запрет на оппозиционную деятельность, запрет на инакомыслие.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда (Постановление от 25 апреля 2000 г. № 7-П) отказы в регистрации кандидатов являются высшей мерой конституционно-правовой ответственности, применяемой к кандидатам, и допускать её за формальные нарушения избирательного законодательства несоразмерно, это не согласуется с общепризнанными началами юридической ответственности, включая общеправовой принцип справедливости, это недопустимо в правовом государстве, провозглашённом в ст. 1 Конституции Российской Федерации, отмечает адвокат.

«На проходящих выборах в Севастополе по надуманным предлогам эта высшая мера ответственности была применена к кандидатам от оппозиции и независимым кандидатам. Избиркомы действовали предвзято и незаконно. Проверка подписей избирателей проводилась вне рамок правового поля», – говорит Александр Молохов.

Действовали хаотично?

Согласно п.3 ст.38 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (далее – ФЗ «Об основных гарантиях»), законом субъекта РФ должны предусматриваться:

  1. Процедура проверки соблюдения порядка сбора подписей;
  2. Процедура проверки соответствия подписных листов;
  3. Процедура проверки достоверности сведений об избирателях и их подписей;

«Между тем избирательные комиссии в Севастополе действовали по своему усмотрению, сумбурно, хаотично, предвзято», – говорит Молохов.

Заданный результат?

Ими, считает адвокат, повсеместно нарушались положения ч.5 ст.38 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав…», а также пп.7 п.3.2. Методических рекомендаций по приему и проверке подписных листов с подписями избирателей в поддержку выдвижения (самовыдвижения) кандидатов на выборах, проводимых в субъектах Российской Федерации (Постановление ЦИК от 13.06.2012 №128/986-6) (далее – Рекомендации), предусматривающие, что несущественные сокращения, помарки, исправления данных избирателей и сборщиков подписей не могут служить основанием для выбраковки подписей.

«Ведомости выбраковки подписей не заполнялись по ходу проверки, не подписывались ответственными проверяющими.
Папки с подписями избирателей перепроверялись неоднократно, ведомости выбраковки переписывались без объяснения причин, что свидетельствует либо об отсутствии должной квалификации членов рабочих групп, либо о стремлении получить заданный итоговый результат проверки подписей», – говорит Александр Молохов.

Без возможности

Адвокат отмечает, что членам комиссии с правом совещательного голоса от кандидата, представившего подписи избирателей, не была предоставлена возможность знакомиться с подписными листами иных кандидатов, а также снимать копии с ведомостей выбраковки, что прямо противоречит закону (п.г ч.22ст.29 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав…».

«Члены рабочих групп окружных избирательных комиссий работали с ручками в руках, которыми водили непосредственно по строкам подписного листа, что не исключало возможность им самим делать помарки и исправления в подписных листах, после чего выбраковывать эти подписи. На замечания кандидатов реагировали враждебно, что даёт основания быть уверенным в том, что они выполняли не требования закона, а прямое указание вышестоящей инстанции. Предвзятость или отсутствие какого бы то ни было представления о процедуре проверки подписей ярко продемонстрировано тем, что проверяющие (в том числе эксперты) признавали недостоверными сведениями пустые строки подписного листа, либо вычеркнутые самим кандидатом, что напрямую противоречит ч.4ст.38 ФЗ «Об основных гарантиях», – делится своим мнением председатель Московской коллегии адвокатов «Последний дозор» Александр Молохов.

Он отмечает, что в нарушение позиции Конституционного Суда РФ, устанавливающей, что общепризнанным принципом привлечения к ответственности, предусмотренной во всех отраслях права служит наличие вины (Постановление от 18.01.2019г.N5-П), комиссиями вменялись в вину кандидатам ошибки других ведомств – банков, неправильно оформлявших оплату подписных листов; нотариусов, неверно, на взгляд комиссии, осуществивших заверительные записи; типографий, неверно указавших избирательный счёт в подписных листах, из-за чего подписи избирателей признавались недействительными.

«Уверенные в своей безнаказанности комиссии, как и рабочие группы по проверке подписных листов, отказывались рассматривать возражения кандидатов и их уполномоченных лиц, лишая кандидатов права на защиту и объективную оценку представленных подписей», – говорит адвокат.

Открытость и гласность

В работе избирательных комиссий и рабочих групп по проверке подписей, считает Александр Молохов, был цинично нарушен один из основополагающих принципов в деятельности избирательных комиссии – принцип открытости и гласности, установленный п. 5 ст. 3 ФЗ «О гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации».

«Заявления о том, что присутствие кандидата и его уполномоченных лиц, в том числе члена избирательной комиссии с правом совещательного голоса при проверке подписей в подписных листах, не предполагает контроля за соблюдением порядка проверки подписей и обоснованности их выбраковки, не соответствует правовому смыслу норм о гласности, делает присутствие указанных лиц при проверке подписей бессмысленным. Считаем такие заявления безответственными», – отмечает он.

Принцип открытости и гласности предполагает контроль со стороны равноправных участников избирательного процесса за действиями друг друга, что призвано обеспечить неукоснительное исполнение положений закона на всех стадиях избирательного процесса, – напоминает Молохов.

Передача данных избирателей

Согласно ст.38 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав» к проверке подписей могут привлекаться эксперты из числа специалистов органов внутренних дел, учреждений юстиций, военных комиссариата, а также иных государственных органов.

При этом закон не предусматривает право избирательных комиссий направлять данные избирателей и сборщиков подписей, указанные в подписных листах, на проверку в МВД или иные органы.

Направление сведений для проверки в уполномоченные органы законом предусмотрено исключительно для кандидатов, что подробно изложено в соответствующих статьях (п. 6-6.7ст.33 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав…»).

«Что касается избирателей и сборщиков подписей, направляя их данные в органы МВД, комиссии нарушили гарантированные Конституцией право на тайну личной жизни (ч.1ст.23), а также запрет на сбор, хранение информации о гражданине без его согласия (ч.1ст.24), ФЗ «Об основных гарантиях», а также Федеральный закон «О персональных данных» (ч.11ст.16)», – говорит Молохов.

Александр Молохов делает вывод, что формирование базы данных граждан по политическим предпочтениям в органах внутренних дел – грубое нарушение Конституции и признаки полицейского государства.

Гарантии прав

Согласно ч.3.ст.38 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав…» заключения экспертов могут служить основанием для признания недостоверными (или недействительными), содержащихся в подписных листах сведения об избирателях и их подписей. Могут, но не обязаны, а в сложившихся обстоятельствах, отмечает Молохов – не имеют права быть признанными недействительными, поскольку:

  1. Экспертные заключения на выборах депутатов в ЗС города Севастополя дискредитировали весь избирательный процесс. Проверки проведены с грубым нарушением установленного порядка, результаты проверок оформлены не в соответствии с требованием закона и не могут служить основанием лишения севастопольцев конституционных прав избирать и быть избранным.
  2. Центр адресно-справочной работы Управления по вопросам миграции управления Министерства внутренних дел России по городу Севастополю (далее — служба МВД), куда в нарушение закона были направлены сведения об избирателях и сборщиках подписей, представил по завершению проверки Таблицы сведений, содержащихся в подписных листах с подписями избирателей без внесения сведений, отличных от указанных, как того требует Приложение №8 к Соглашению о взаимодействии Центральной избирательной комиссии Российской Федерации и Министерства внутренних дел Российской Федерации от 2.09.2016 №08/14295-2016/1/8913, в связи с чем невозможно установить, по какой причине служба МВД сочла указанные сведения недостоверными, что нарушает право кандидатов на защиту, а избирательные комиссии на объективную оценку данных избирателей.
  3. При вводе в систему ГАС «Выборы» соответствующих данных из подписных листов для проверки с использованием Регистра избирателей, системными администраторами повсеместно, данные избирателей, а также данные сборщиков подписей вводились в искажённом виде. Допускались искажения в фамилиях, именах, отчествах, датах рождения, номерах паспортов, в адресах места жительства как избирателей, так и сборщиков подписей. Соответственно специалистами службы МВД данные сведения, основанные на искажениях, были признаны не соответствующими действительности.

«Документы, содержащие большое количество искажений данных избирателей, сборщиков подписей, а также не содержащие подтверждения обоснованности претензий (неуказание достоверных сведений), не могут служить основанием выбраковки подписей избирателей, поставленных в поддержку выдвижения кандидатов, и дальнейшего отказа кандидату в реализации конституционного пассивного избирательного права», – говорит Александр Молохов.

  1. Согласно пп. е п.6 ст.38 ФЗ «Об основных гарантиях» эксперт-почерковед может признать недействительными подписи избирателей с исправлениями в датах их внесения в подписной лист, если эти исправления специально не оговорены избирателями, а также подписи избирателей, даты внесения которых проставлены избирателями не собственноручно. Заключения экспертов излагаются в письменной форме (в ведомостях проверки подписных листов и ином документе).

«Указанное положение не означает, что данный вид экспертизы, от результата которого зависит решение относительно конституционного права избирать и быть избранным, может производится без соблюдения основных принципов и положений, установленных Федеральным законом «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», – напоминает адвокат.

  1. Согласно универсальному принципу оценки доказательств во всех отраслях права никакие доказательства не имеют заранее установленной силы, таким образом, показания избирателей и заключения экспертов имеют одинаковую юридическую силу (ст.67 ГПК,ст.84 КАС,ст.17 УПК).

«Когда живые люди признаются экспертами умершими, а политически активные граждане, поставившие подписи в поддержку выдвижения кандидата, – недобросовестными фальсификаторами, это означает кризис избирательной системы», – считает Александр Молохов.

29/07/2019 11:24
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (7 оценок, среднее: 4,71 из 5)
Загрузка...

Комментарии

Оставить комментарий