Стрелков мог бы стать своим для патриотического и военного электората

Вокруг выборов нового состава парламента Севастополя, назначенных на осень, уже разгорелась довольно интересная интрига.

«По имеющейся информации, именно Игорь Стрелков может возглавить севастопольское отделение «Партии дела» и стать кандидатом в депутаты от неё, – сообщил 20 февраля ForPost. – Предположительно партия будет строить свою предвыборную повестку на патриотической теме, пытаясь переиграть на этом поле партию «Единая Россия».

Сам Стрелков 21 февраля в интервью сайту «Политнавигатор» заявил, что пока что по этому поводу «никаких предложений – ни официальных, ни неофициальных от «Партии дела» не получал», хотя признал, что «не секрет, что у него есть контакты с представителями Партии дела».

Сформулируем пока вопрос немного иначе. Имеет ли Стрелков электоральные шансы на победу и какие группы избирателей могли за него проголосовать?

Во время руководства Стрелковым боевыми действиями в Славянске (12 апреля – 5 июля 2014 года) и последующего пребывания на посту министра обороны Донецкой народной республики (12 июля – 14 августа 2014 года) его популярность в политически активной аудитории России была повсеместной и огромной, поистине культовой. Не случайно его давний знакомый, заместитель главного редактора газеты «Завтра» Андрей Фефелов в октябре 2014-го назвал Стрелкова в беседе со мной «русским Че Геварой».

Его популярность вызывала беспокойство в верхах, к тому же Стрелков отказывался быть «абсолютно контролируемым» из Кремля.

После того, как Стрелкова – как сейчас уже хорошо известно, по приказу премьер-министра Донецкой народной республики Александра Бородая (скорее всего, по указаниям, пришедшим непосредственно от кураторов из Москвы) – в прямом смысле слова под конвоем доставили на границу с Россией и передали там другим людям, исполнявшим аналогичные функции, герой обороны Славянска и Донецка оказался в Москве де-факто под домашним арестом.

Попадали к нему лишь отдельные люди с влиятельными полномочиями, например, представители Российского института стратегических исследований (РИСИ) при Администрации президента, являвшегося тогда «оплотом» патриотов.

Позже арест был снят, и в середине октября 2014 года Стрелков посетил Крым, где встретился с участвовавшими в Русской весне казаками и ополченцами, вдохновляя их на продолжение защиты рубежей России, а на конец того же месяца назначил в Москве учредительный съезд общественного движения «Новороссия». Съезд буквально накануне его проведения был сорван, уже привлеченные харизмой и делом Стрелкова в регионах делегаты неожиданно получили указания не приезжать в столицу, а мероприятие в Москве свелось к пресс-конференции Стрелкова и нескольких его сподвижников.

Незадолго до этих событий, в двадцатых числах октября я написал статью о политическом будущем Стрелкова и предложил ее на «Ленту.ру» (с которой довольно плотно сотрудничал на тот момент), но вскоре редактор прислал мне ее обратно с пояснениями, которые сводились к следующему – статья хорошая, но упоминать резко попавшего в опалу героя Донбасса не рекомендуется.

Видимо, предполагалось, что, исчезнув из выпусков новостей, звезда Стрелкова стремительно погаснет и утратит интерес для общества.

Забегая вперед – этого не произошло, и тогда началась другая кампания – активисты «Сути времени» Кургиняна и проплаченные блогеры начали тиражировать вбросы о том, что Стрелков сдал Славянск и готовился сдать Донецк, или хотел взорвать жилые дома в Донецке, или просто струсил и убежал в Россию, или готовил в России аналог украинского Майдана.

Что ж, я решил обратиться на популярный либеральный сайт Slon (ныне Republic), где статью опубликовали, но подвергнув своей цензуре (оказалось, она есть и у либералов), вырезав упоминания об одном из ключевых экспертов – эксперт Фонда развития гражданского общества Станислав Апетьян, который ранее не только вел знаменитый twitter-аккаунт «Вежливые люди», но и публично критиковал за финансовые огрехи, повлекшие санацию государством, хозяина Slon Александра Винокурова.

Процитирую порезанный редакторами небольшой отрывок об электоральной нише Стрелкова в исходном виде, благо статью целиком можно прочесть на Republic, где она была опубликована октября 2014 года под названием «Какую роль Игорь Стрелков будет играть в будущей России»:

«В широком смысле это в целом ура- и национал-патриотический электорат, с которым пытается с разной степенью удачности работать целый ряд партий – от «Единой России» до «Родины», ЛДПР и более мелких.
В подобной среде всегда существовал острый спрос на харизматичных военных с героической биографией (таких как Александр Лебедь, Александр Руцкой или Лев Рохлин в 1990-е годы. – Авт.), который с начала нулевых по сути перестал удовлетворяться.
«На них объективно есть электоральный запрос, особенно ввиду патриотического подъема, связанного с возвращением Крыма, – считает Апетьян. – К тому же у Стрелкова есть и тот очевидный электоральный плюс, что он «новое лицо» на фоне уже надоевших избирателям за много лет депутатов и лидеров партий».
«Таких людей в стране много, по моей оценке, 15 – 25%, – оценивает он число симпатизантов экс-коменданта Славянска. – Прежде всего, это электорат ЛДПР, во многом и КПРФ».

Также в статье отмечалось, что Стрелков мог бы стать «своим» и для военного электората, и для военно-промышленного комплекса. Это давало бывшему министру обороны Донецкой народной республики дополнительные плюсы для выступления на выборах в одном из регионов, где высоко представлен такой электорат и такая промышленность.

Это понимали и другие люди, в связи с чем осенью 2014 года Стрелкову начали поступать заманчивые предложения о политической карьере, прежде всего (спустя пару лет он сам будет рассказывать это журналистам, но тогда мне говорили об этом информированные люди) от бизнесмена Константина Малофеева, у которого в 2013 году работал в службе безопасности и с которым тесно дружили и Бородай, и РИСИ (в частности, директор этого института Леонид Решетников после увольнения в 2017 году перешел в монархическое Русское общество исторического просвещения «Двуглавый орел», заняв там пост заместителя того же Малофеева).

Как позже кратко скажет Стрелков, Малофев ему «предложил социализироваться в одном из регионов» (не уточняя, как и в каком).

Безусловно, тогда Стрелков мог претендовать и на пост депутата Государственной Думы (но публично отказался от этой перспективы), и на достойное место в вертикали исполнительной власти, или, наконец, на то, чтобы возглавить какое-то лоялистское патриотическое движение, работающее с казаками, ополченцами Донбасса (как позже Союз ветеранов Донбасса) и патриотами. Но от всего отказался и ушел в оппозицию.

Правда, оппозицию конструктивную – например, он выразил желание принять участие 4 ноября 2014 года в одном из «русских маршей» в Москве, но затем отказался, узнав, что организующий марш Андрей Савельев намерен сосредоточиться там на критике Путина.

За прошедшие Стрелков не потерял известности и уважения среди патриотов (хотя «мода» на его имя там давно схлынула), а на русских землях, которые он помогал освобождать от власти Украины в 2014 году, тем более.

Учитывая недавнюю активизацию Стрелкова в связи с угрозой передачи Японии Южных Курил, пост депутата регионального парламента вполне мог бы стать серьезным подспорьем для его патриотической деятельности, при том, что к политической карьере, как мы уже знаем, он равнодушен.

Владислав Мальцев

26/02/2019 13:00
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Комментарии

Оставить комментарий